Это Средиземноморье, болваны!

пляж Тель-Авива

Мэру Тель-Авива в связи с его переизбранием — наши искренние поздравления! Чтобы убедиться, как много сделал мэр для своего города, пройдитесь от здания мэрии по улице Ибн-Гвироль, присядьте на встроенный в пяти сантиметрах от шоссе стульчик под сенью чахлого деревца, заменившего старые вырубленные платаны, полюбуйтесь видом проезжающих машин, вдохните выхлопные газы, и вы поймете, почему жители Тель-Авива выбирают Рона Хульдаи уже19 лет подряд.

Но есть еще одна причина его беспрецедентной популярности — преемственность. Первый мэр Тель-Авива Меир Дизенгоф считал, что евреи не любят море, поэтому им не нужен пляж, и берег Тель-Авива лучше всего застроить промышленными предприятиями. Это было в начале 20-го века. Уроженец Одессы, видимо, помнил, как еврейских мальчиков с Молдаванки заставляли играть на скрипке вместо купания в Черном море. Однако  израильские евреи очень быстро превратились в средиземноморский народ, для которого море и пляжи – неотъемлемая часть культуры. Современная израильская идентичность в значительной степени сформирована средиземноморским образом жизни и является частью израильского менталитета.

Правда, это не касается населения собственно Тель-Авива. В 2013 году мэр Тель-Авива Рон Хульдаи, так же как и Дизенгоф в 1915, считает, что «евреям не нужны пляжи». Поэтому спасатели там большую часть времени бастуют, а в разгар купального сезона на берегу идут строительные работы. «Не любящие купаться» евреи, приезжающие в Т-А со всего округа Дан, как-то приспособились, купаются на свой страх и риск. Туристы же и новые репатрианты, не знакомые с повадками средиземноморских течений, иногда тонут.

Мало какие города мира могут похвастаться широкими, просторными песчаными пляжами. В Тель-Авиве они практически в центре города. Во времена прежнего мэра город получил роскошную набережную. Нынешний мэр решил угробить и пляжи, и набережную.

Потому что – зачем? Ведь евреи, во всяком случае тель-авивские, «не любят моря». Цель проекта –залить бетоном 9000 (девять тысяч) квадратных метров песчаного пляжа. Его стоимость – 150 миллионов шекелей на первом этапе.

Верхний уровень набережной предполагается нивелировать с нижним, уничтожив парапет. Тот, кто жил или отдыхал в приморских городах, знает, что набережная обычно возвышается над уровнем пляжа .Это не только расширяет панораму морского пейзажа, но и создает для купальщиков ощущение определенной приватности,  позволяя на время «убежать» из города, отдохнуть от стресса и шума и не видеть проезжающие машины, создавая иллюзию эскапизма, без которой нет настоящего отдыха у моря . Иногда барьер имеет и функциональное значение. Даже при сильном шторме волны разбиваются о барьер, позволяя сидящим на набережной людям любоваться стихией, не боясь что веранду кафе просто зальет, сметая столики и стулья.

Что происходит в Тель-Авиве на тех участках, где нивелировали верхний уровень, можно прочесть  на фэйсбучной страничке под названием «Save Tel-Aviv beach» или увидеть здесь:

О том, как принимаются решения в тель-авивском муниципалитете, рассказал некоторое время назад Исраэль Гудович, который в прошлом был главным инженером тель-авивской мэрии. Ведущие программы Лондон и Киршенбаум не могли удержаться от смеха, когда Гудович с юмором рассказывал о разноцветных классерах.Участники комиссии строительства и планирования  утверждали или отвергали проекты в зависимости от того, где находился палец представляющего проект – на зеленом или красном квадратике классера. Это был, так сказать, «знак свыше».  Гудович ушел из мэрии, громко хлопнув дверью. Есть подозрение, что процесс принятия решений в муниципалитете с тех пор не слишком изменился.

Проект перестройки тель-авивской променады стоит дорого. Естественно, в нем заинтересованы многие стороны, от архитекторов до подрядчиков, поэтому проект интенсивно лоббируется. Первая фаза проекта почти завершена, вторая приостановлена решением суда в результате множества петиций со стороны возмущенных жителей, которые назвали проект безответственным с финансовой и экологической точек зрения. Суд мотивировал свое решение тем, что прежде чем начать такой проект, муниципалитет обязан был произвести все возможные проверки , публичные консультации, рассмотреть его во всех аспектах, чего не было сделано. Учитывая давление и агрессивное лоббирование проекта со стороны мэрии и заинтересованных сторон, нельзя не отдать должное судье Михаль Агмон Гонен. С точки зрения многих – национальной героине. Стоит запомнить ее имя. Увы, по крайней мере на двух пляжах уже произведены необратимые изменения.

Если бы речь шла о любом другом строительном проекте, можно было бы сказать, что это внутреннее дело жителей исключительно одного муниципального пространства. Если их это устраивает – так тому и быть. Но вот беда, в терминах муниципальных Тель-Авив – отдельное пространство. А в терминах урбанистики он составляет единое целое с Рамат-Ганом, Гиватаимом и многими другими районами округа Дан, которые не отделены от Тель-Авива ни географическим природным барьером, ни буфером в виде зеленого пояса. Все это — одно плотно застроенное урбанистическое пространство, муниципальные границы произвольны. А это значит, что у нас одно море на всех, одна прибрежная полоса и одни и те же пляжи, которыми пользуются жители всего округа.

И это уже не говоря о том, что песчаный морской берег – это национальное достояние, а не собственность исключительно Тель-Авива, и уж точно не вотчина его уважаемого мэра.

«Да, многие злятся на мэра из-за набережной», — сказала Дафни Лиф, — Но для молодых людей не имеет значения, будет ли эта набережная красивой или нет, если все равно они вынуждены будут искать себе жилье в другом городе». Вот так.

То есть, с точки зрения предводительницы массового социального протеста, «после нас хоть потоп» — если молодые люди не могут себе позволить купить квартиру в Тель-Авиве, то им должно быть глубоко безразлично не только национальное достояние, но и собственное удобство – ведь в сезон тель-авивские пляжи переполнены! Если их уменьшить наполовину, там вообще будет негде ступить ногой.

Ну и что? Тель-Авиву не нужны пляжи! А если они нужны жителям южных кварталов и пригородов округа Дан, то кого они интересуют? Влиятельные и состоятельные жители города проживают в удаленных от моря северных кварталах. На фэйсбучной страничке, взывающей к спасению тель-авивских пляжей, всего 197 лайков!

В Тель-Авиве, как в каждом порядочном городе, имеется свое отделение Гринписа. Но если в соседнем Бейруте гринписовцы протестуют против своих собственных застройщиков, то их коллеги в Тель-Авиве протестуют против бурения в Антарктиде, пикетируя российское посольство!

Учитывая  всеобщую экологическую безграмотность населения, очень мало надежды на понимание того, чем обернется проект бетонирования половины пляжей с точки зрения ущерба для окружающей среды. Но даже самый экологически темный человек знает, что в тех местах, где нет песчаных пляжей, их даже создают искусственно, привозя песок издалека. А вот чтобы уничтожать песчаные пляжи, заливая песок бетоном – это извращение.

По мне, так пусть Рон Хульдаи останется мэром Тель-Авива пожизненно. За ним стоит Партия труда (несмотря на то, что он жестко обошелся с участниками протеста и несмотря на то, что двое из лидеров этого протеста сейчас депутаты от «Аводы»). Переизбрание этого мэра было гарантировано, и пусть он и дальше  работает на благо своего города: устраивает гей-парады, Дни польской культуры, «Белые ночи», праздник обливания водой из водяных пистолетов и т.д.

Но проекты, которые радикально меняют средиземноморский ландшафт – в тель-авивской мэрии они есть (например, проект аэродрома ) — это проблема  национальной экологической безопасности. И не только: это покушение на основы нашей израильской идентичности. Там, где речь идет о берегах Средиземного моря и его пляжах, нет места для произвола того или иного муниципалитета. Решения о подобных проектах должны принимать на государственном, а не на муниципальном уровне. Это наше общее море, болваны!

Нелли Гутина

Jews.by/ Еврейские новости

Оставьте комментарий