Вопрос Раввину №17

Вопросы раввину

Вопрос раввину. Уважаемый рав Григорий! Во время заполнения анкет для БГУ возник спор, что можно считать святыми местами. Можно ли могилы известных раввинов или цадиков, к которым совершают паломничество хасиды, например, считать святыми местами? Но ведь, с другой стороны, кладбище в иудаизме считается нечистым местом? А старинные синагоги или иешивы относятся к святым местам? Или только Стена Плача в Иерусалиме? Леонид

Ответ раввина. Уважаемый Леонид, спасибо за вопрос, на который ответит не один, а три раввина, из Минска, Петербурга и Израиля.

Для ряда евреев святым местом в Беларуси может являться здания бывших иешив в Мире, Воложине, Радуни, однако определение святости этого места скорее индивидуальное, нежели национальное. Помимо перечисленных- это могут быть значимые ( но  не святые) места в Вишнево и Мотоле, мест рождения президентов Израиля —Хаима Вейцмана и Шимона Переса, и местами памяти -мемориалов на месте расстрела евреев в годы Холокоста. Я, лично, с особой святостью и трепетом отношусь к мемориальному комплексу в Борисове, установленному еще во времена Советского союза, где были расстелены все родственники моей бабушки, и мемориала Яма в Минске, первому мемориальному знаку в СССР, где лежат останки родных моего дедушки Гриши Абрамовича, и куда я прихожу в течении 30 лет. Так же посещение Израиля, Иерусалима, может быть определением поездки к значимым, и для кого то святым местам. Однако в целом евреи освящают скорее время, а не место.

По мнению раввина Елены Рубинштейн смысл  словосочетания «святое место», который вкладывают авторы опросника, именно, религиозный, (посещение «святых» мест — неотъемлемая «обрядовая» часть как христианства, так и ислама),  чужд иудаизму.

Здесь не имеется ввиду наше особое трепетное отношение к памятным местам, связанным с тем или иным событием или личным переживанием. Ярчайшим доказательством  отношения иудаизма к подобным местам  является «сокрытие» местонахождения  горы Синай или могилы Моше.  Когда- то наша вера и служение Г-ду выражалась путем жертвоприношений, потом мы научились молиться, однако мы и наша вера еще далеки от совершенства, мы все еще нуждаемся в » материальном», в фетише, в  «осязаемом». Это наше несовершенство и выражается в стремлении посетить»нечто», потрогать, одеть на себя и т.п. На мой взгляд, евреи не Освящают место, как и не Освящают время. И время, и место и т.д. есть лишь инструменты Освящения Имени Всевышнего.

По мнению раввина Григория Котлера иудаизм освящает не пространство, а время. Однако, в еврейской традиции имеется понятие четырех священных городов, обладающих для евреев особым историческим и религиозным значением. Это Иерусалим (комментариев не требуется), Хеврон (где находится могила праотцов и началось царствование Давида), Тверия (последний город, в котором собирался Санхедрин, город в котором создавался Иерусалимский Талмуд, похоронен раби Меир и прочие мудрецы), и Цфат (центр изучения кабалы, создания Шульхан Аруха, в нем жили и работали р.Ицхак Лурье, Йосеф Каро, р. Алькабец — автор «Леха доди» и прочие мудрецы, многие из которых похоронены в городе).

Не могу сказать точно, когда появилась эта традиция, но судя по тому, что в список включен Цфат, ставший еврейским религиозным центром довольно поздно, можно датировать ее появление поздним средневековьем.

раввин Григорий Абрамович

Jews.by/ Еврейские новости

Вам понравится

Пока нет комментариев...

Будь первым!

Ответить:

Gravatar Image

Пожалуйста Войдите для комментирования.