Три оттенка бежевого

Ливни и Яхимович
Классический израильский анекдот: «Что первым делом говорит «полька» как только входит в квартиру? Она говорит, что нужно покрасить стены в бежевый цвет». Есть еще менее приличный вариант того же анекдота: «О чем думает «полька», когда занимается любовью? Ну да, опять-таки о том, что хорошо бы покрасить в бежевый цвет потолок. Но кто такая «полька»? Наша израильская «полька»  не имеет никакого отношения  к Польше! Она  даже не всегда имеет отношение к выходцам из Польши. Израильтяне с польскими корнями – люди приятные, большинство из них стали настоящими израильтянами. Анекдоты же про так  называемых  «поланийот» не считаются расистскими. Как говорит одна моя подруга родом оттуда, «полания» — это не происхождение, а поведение.  «Польские» замашки в израильском смысле этого слова могут быть и у выходцев из Марокко и даже у русских. «Полания» — это героиня израильского фольклора. «Поланиют» на местном наречии — это нечто противоположное «исраэлиют».
 
«Полька» — героиня израильских анекдотов – манипулятивна, манерна и даже фригидна. Она – вечная жертва, к тому же внедряет в своих близких чувство вины. Она придирчива, мелочна, и от нее не дождешься доброго слова.Она зануда и не признает никаких цветов кроме бежевого. Судя по очень смешным анекдотам, золотой фонд которых постоянно пополняется, так называемая «полька» — это кошмарный сон израильского мужчины.
Но похоже, — и это уже не смешно – в последнее время «полания» становится кошмаром израильской политики. Происхождение опять-таки не играет роли! «Польские» манеры в политике может усвоить и выходец из Марокко, и даже уроженка Грузии: просто для этого нужно закрасить политкорректным бежевым цветом бело-голубые цвета «израилизма»
 

…Я была некоторое время назад на мероприятии, на который съехались представители всех израильских и иностранных новостных агентств – на молодежном слете партии «Исраэль Бейтену», в тот день когда было сообщено о предъявленном обвинении Авигдору Либерману. В числе прочего, он говорил о том, как отреагировали три лидера оппозиции на его слова по поводу европейского анти-израэлизма, который он сравнил с отношением к евреям в Европе в 1938 году. «Три польские тети , — сказал он, — тут же набросились на меня за эти слова». Зал взорвался  смехом. Смеялись все  — даже иностранные корреспонденты. Мне тоже было смешно вначале, пока я не поняла насколько это грустно. Может, «польки» это и смешно в анекдотах, но в политике   «полячество» просто опасно. В конце концов, все мы помним, куда она нас когда-то завела.

Иран  и ХАМАС открыто  угрожают уничтожить Израиль, то есть призывают  политициду – точно так же, как Гитлер открыто призывал к геноциду. Геноцид – это физическое уничтожение народа. Политицид – это  политическое уничтожение государства. Во времена нацизма Европа сотрудничала с инициаторами геноцида. Во времена исламизма Европа сотрудничает с инициаторами политицида. Европа молчит, когда ХАМАС угрожает стереть Израиль с политической карты мира. Молчание – знак согласия! По мнению нашей оппозиции, во всех трех ее бежевых оттенках, мы тоже должны молчать и кивать в знак согласия с «европейскими панами». Наша «польская» оппозиция ставит на вид министру иностранных дел, дескать, он «оскорбил» Европу, вместо того, чтобы перед ней лебезить. Да, в Европе сегодня не в моде сочетание белого с голубым – там в моде палестинский клетчатый платок. Некоторые привозят эту моду и к нам. Задумайтесь: куфию – через Европу – в Израиль!
Я помню, какое чувство национального унижения нам всем пришлось пережить, когда одна из теперешних оппозиционерок занимала должность министра иностранных дел. Колумбийский университет пригласил Ахмадинеджада выступить в его стенах и сделал из этого международное медийное событие, обеспечив неслыханный резонанс и глобальную аудиторию его призывам уничтожить Израиль. Аудитория университета буквально взорвалась аплодисментами. Ни  тогдашний премьер, ни тогдашняя глава МИДа ни словом, ни жестом не ответили на это оскорбление, в то время когда весь наш народ чувствовал себя оплеванным и униженным.
Вторая «полания» – вечная оппизионерка мини-партии с большими идеологическими  претензиями —  год за годом, в течение десятилетий канючит насчет «диалога» с  убийцами, призывающими к политициду, и при этом делает вид, что озабочена высокими ценами и социальной справедливостью. Но когда народ наконец-то взбунтовался против высоких цен, она заявила, что социальная справедливость восторжествует только тогда, когда восторжествует дело мира. Она предлагает  продолжать бороться за мир, и пока он не наступит, платить втридорога за творог, и переступать через бездомного по дороге на пропалестинскую демонстрацию.
Третья – единственная умная из них, та, которая, я надеялась, реабилитирует историческую партию от ословского фиаско и «мирного процесса». Но даже она ведет себя как учительница, которая может выставить из партии, как ученика из класса, если на «плохиша» пожаловалась любимая ученица. Видимо, перепутала феминизм с фаворитизмом, и эмансипацию с кастрацией.
Все трое готовы проглотить любое оскорбление в адрес нашей страны, если оно исходит от «прогрессивной Европы», и зашикать того, кто смеет защитить национальное достоинство. Зато когда речь заходит о том, какая из них из них первее, каждая проявляет гонор и дистанцируется от другой, настаивая на своем особом оттенке бежевого.
Грустно. Три  женщины-политика словно сговорилась опровергнуть лозунг феминизма и доказать, что все, что мужчины умеют делать, они умеют делать… еще хуже.

Вам понравится

Пока нет комментариев...

Будь первым!

Ответить:

Gravatar Image

Пожалуйста Войдите для комментирования.