«Легкие гиюры и забрать власть у раввинов». Интервью с Нафтали Беннетом

Нафтали Беннет

Главным сюрпризом нынешней избирательной кампании стал взлет популярности партии «Еврейский дом» («Байт Йегуди») и ее нового лидера Нафтали Беннета. Опросы прочат партии, представленной в Кнессете тремя депутатами, 12 и более мандатов.

В своем интервью Нафтали Беннет пояснил, какой из пунктов программы он считает самым главным, и признал правоту тех, кто считает партию недостаточно религиозной.

Согласно последним опросам, вы станете третьей по величине фракцией Кнессета 19-го созыва. Как вы распорядитесь такой силой?

Перед Израилем стоят две основные проблемы. Первая из них затрагивает как морально-этические, так и политические вопросы. Нужно укрепить сионистскую, еврейскую идентификацию Израиля. Раввинаты должны перейти от ортодоксов к сионистам, процедура гиюра должна стать более дружелюбной и легкой для сотен тысяч израильтян, решивших стать галахическими евреями. В школах нужно уделять особое внимание истории еврейского народа и сионизма. Нынешние школьники не знают, кто такие Йегуда Маккавей и Йони Нетаниягу.

Нужно также более последовательно отстаивать национальные интересы государства Израиль. Например, в том, что касается борьбы с террором, источником которого стал сектор Газы. Нынешнее правительство мямлит, оно не сделало того, что было необходимо, не уничтожило террористическую угрозу. Оно допустило ракетные обстрелы Тель-Авива, а затем начало переговоры с ХАМАСом.

Вторая проблема – социально-экономическая. Молодая израильская семья не в состоянии свести концы с концами, а купить собственную квартиру могут только те, кому помогают родители. Чтобы снизить цены, нужно освободить экономику от удавки, наброшенной на нее монополистами, создающими картели в целях завышения цен. Нужно также освободить экономику от оков крупных профсоюзов – работников портов, железных дорог или «Электрической компании». В них процветает кумовство, а средняя зарплата может достигать десятков тысяч – и все за наш счет.

Нужно также реформировать Земельное управление. Этот монополист контролирует 93% государственных земель. Спрос высок, а предложение низко, и цены растут. Но, к сожалению, нет желания идти на конфронтацию с монополистами, профсоюзами и Земельным управлением. Для решения проблемы нужна партия, которая не боится идти на конфронтацию, сильная партия.

Решить обозначенные вами проблемы партии «Еврейский дом» будет легче в рамках правой коалиции. Однако вы доказываете свою готовность к конфронтации с помощью лобовой атаки на «Наш дом Ликуд». Насколько это разумно с политической точки зрения?

Ни у кого нет сомнений в том, что следующим главой правительства Израиля станет Биньямин Нетаниягу. Это стало ясно после того, как он объединился с Иветом Либерманом. Вопрос не в этом, а в том, какую коалицию он создаст – левую – с Ципи Ливни, Яиром Лапидом и Шели Яхимович, или правую – с нами. Тот, кто голосует за нас, фактически отдает свой голос кандидату на пост премьер-министра Биньямину Нетаниягу, но одновременно заботится о том, чтобы рядом с ним была патриотическая, правая партия, которая будет его крепко держать.

С кем из перечисленных вами лидеров вы готовы войти в коалицию?

Со всеми, я не собираюсь накладывать вето ни на одного из них. Главное – кто будет центральным партнером в этом правительстве. Ведь возможна коалиция с ортодоксами или с Ципи Ливни и Шели Яхимович. Но если центральным партнером станет «Еврейский дом», а потом к ней присоединятся другие партии – ситуация будет совсем другой. Мы хотим получить такую поддержку, чтобы стать самым многочисленным и самым влиятельным партнером.

Не боитесь ли вы перерасти себя? Помните, что случилось с «Цометом» – сначала она выросла с двух до восьми мандатов, а потом развалилась. Партии, привлекающие протестные голоса, оказываются недолговечными.

Скажу прямо – не все, что мы себе наметили, можно успеть за одну парламентскую каденцию. Но наша партия выдвинула в Кнессет первоклассную команду, не знаменитостей, а тех, кто привык нелегко зарабатывать свой хлеб. Это самый боевой из идущих на выборы списков – первые восемь его членов служили в боевых частях, в том числе – самых элитных. Мы идем в Кнессет, чтобы работать. Я говорю друзьям: «Нас ждут годы рабства, мы будем рабами на службе израильского общества. Мы не избранники народа, а его рабы».

Ваш список критикуют за то, что он слишком светский, недостаточно представляет национально-религиозный лагерь, что вы слишком разношерстны.

В отличие от ряда других партий, наши позиции ясны. Если «Наш дом Ликуд» так и не объяснил, поддерживает ли он создание палестинского государства или выступает против него, мы четко заявляем, что приложим все усилия, чтобы не допустить его провозглашения на территории Эрец-Исраэль. Так же ясны наши позиции и по другим вопросам.

Вместе с тем, мы действительно изменились. Если в прошлом мы представляли только религиозных, то сейчас – и светских израильтян, и тех, кто соблюдает традиции. В этом особенность нашей партии – мы вне секторов. Я обещаю, что встав утром, буду думать только о благе народа…

Все это обещают.

Вовсе нет. Есть партии, которые заботятся только о благе своего сектора. Мы не такие.

Международное сообщество подвергло резкой критике решение правительства Израиля начать строительство на территории Иудеи и Самарии. Нынешнее правительство поддерживает принцип «два государства для двух народов», а вы считаете создание палестинского государства неприемлемым и предлагаете палестинцам удовлетвориться автономией. Вы готовы к последствиям на международной арене?

Причина того, что мир набросился на Израиль – бестолковая политика нашего правительства. С одной стороны, Либерман и Нетаниягу высказываются в поддержку палестинского государства, с другой – застраивают предназначенную для него территорию. Мир в замешательстве, ему кажется, что его обманывают.

Мы последовательны. Мы выступаем против создания палестинского государства и выдвигаем альтернативную программу – «план успокоения». Те, кто говорит о мире с палестинцами, лгут. С ними не будет мира в привычном понимании слова, когда у нас и у них собственные страны, и они по нам не стреляют.

Ведь с каждого клочка территории, который мы уступили палестинцам за последние 20 лет, в нас летели ракеты. Сотни смертников, вышедшие из Иудеи и Самарии, во время второй интифады убили 1.600 израильтян. Как можно поддерживать палестинское государство?

Я встречался с послами Великобритании и Франции, с египетским временным поверенным, ознакомил их с моим мировоззрением. Конечно, оно не пришлось им по душе, но они оценили то, что я говорю правду, и понимают, что такая позиция, которую они не разделяют, логична.

Вы говорите о сохранении еврейского характера государства – и увековечиваете власть Израиля над миллионами палестинцев, говорите о свободной экономике – и тут же заявляете, что нужно заботиться о слабых, выступаете в защиту демократических ценностей – и вносите в программу пункты, согласно которым стране необходимы «взвешенные» суды и средства массовой информации. Вы обвинили правительство в шизофрении в недавнем интервью Ynet, но, возможно, и ваша логика небезупречна?

В отличие от многих других политиков, у меня есть опыт и в экономике. Я создал компанию, в которой работали 140 человек. Я знаю, что такое экономика. Наша политика не шизофренична, а последовательна и ясна. Мир презирает государства, неспособные защитить своих граждан. Мы долгие годы позволяем палестинцам наносить по нам удар за ударом — и это вредит нам на международной арене.

Еще один пункт вашей платформы, на который я обратил внимание – вы выступаете за то, чтобы бюджет учебных заведений национально-религиозного лагеря были приравнены к ассигнованиям учебных заведений ШАСа. Значит, все-таки вы секторальная партия?

Нет. На сегодняшний день «вязанных кип» дискриминируют по сравнению как со светскими, так и с ультраортодоксами. Обучение в сети ОРТ с продленкой обходится в 180 шекелей ежемесячно. В принадлежащей ШАСу сети «Эль а-Мааян» родители платят около 100 шекелей в месяц. А «вязанные кипы», отслужившие в армии и выплачивающие налоги, платят за обучение ребенка до 16:30 1.400 шекелей в месяц. Это дискриминация людей, которые полностью отдают свой долг государству. И ей необходимо положить конец.

Насколько «Еврейский дом» является партией одного человека? В движение, членами которого были 25.000 человек, вы привели еще 30.000 и фактически подчинили ее себе. Это демократия?

Безусловно. В отличие от других партий, где список определяла комиссия, у нас были праймериз. Любой гражданин Израиля мог внести 40 шекелей взноса, вступить в партию и принять участие в формировании ее списка – без закулисных деятелей и рабочих комитетов. 54.000 членов партии избрали превосходный список. Это и есть демократия, доказательство, что здравому смыслу избирателей следует доверять.

Если бы вам пришлось выбрать только один пункт вашей программы, на чем бы вы остановились?

На необходимости снизить стоимость жизни в Израиле. Именно дороговизна – главная проблема нашей страны. Я не социалист, я против культуры пособий и верю в свободный рынок. Но дороговизна нас душит. У меня есть практический опыт в экономике, и я знаю, как решить эту проблему. Лозунги Дафни Лиф и других лидеров социального протеста, равно как и стенания, этого не добьются. Но мы справимся.

И это одна из причин, по которой моя программа близка репатриантам из бывшего СССР. Они тяжело работают, служат в армии, любят свою страну. Они сионисты, евреи, выступающие как против принуждения в религиозных вопросах, так и против раздачи теплых местечек приближенным.

Из-за того, что в израильской экономике и общественном секторе сильна протекция, выходцы из СССР уперлись в «стеклянный потолок». Если избиратель наделит нас силой, то мы сделаем все, чтобы его разбить – это нужно не столько «русским», сколько Израилю.

Беседовал Павел Вигдорчик

newsru.co.il

Jews.by/ Еврейские новости

Вам понравится

Пока нет комментариев...

Будь первым!

Ответить:

Gravatar Image

Пожалуйста Войдите для комментирования.