Трамп уехал. А мы остались

Если вы выглядите, как бизнесмен. Ведете себя, как бизнесмен. Считаете себя бизнесменом. И на счету у вас какое-то количество миллиардов, то очевидно вы действительно бизнесмен, даже если сейчас вы временно исполняете обязанности президента США.

В таких терминах, также пришедших из бизнеса начинают оценивать президента Трампа и его сторонники, и его противники здесь, у нас, в «Наших Палестинах». В государстве Израиль, которое несколько часов назад покинул Дональд Трамп.

От этого визита очень много ждали. Большинство ждало скорее с опаской. Причем не только противники Трампа здесь, но и сторонники.

Израильская сервильная пресса бесновалась несколько недель, предшествовавших визиту, цепляясь к каждой оговорке, каждому слову, исходящему не только из администрации Белого дома, но и от любого заштатного консула в американском консульстве в Иерусалиме.

То Белый дом, готовясь к визиту, выпустил карту Израиля в границах до 67 году. И на ней, естественно не было ни Иудеи и Шомрона, ни Голан. То тот самый занюханный консул, оставшийся тут еще со времен Обамы, проводя рекогносцировку на местности, заявил сопровождавшим его израильтянам, что Западная стена Храма (ошибочно называемая Стена плача) не находится под юрисдикцией Израиля.

Страсти подогрели заявления администрации о том, что вопрос о переносе американского посольства в Иерусалим пока отложен, хоть и не совсем снят с повестки дня. Мусолился также тот факт, что американцы отказались от любого израильского сопровождения во время похода Трампа к все той же Западной стене, мотивируя это тем, что речь в этой части поездки идет о частном посещении святыни. И так далее, и так далее, и так далее.

С другой стороны, среди тех, кто возлагает на Трампа большие надежды   находятся израильские политики, у которых также не хватает терпения дождаться результатов, и которые, не хуже противников американского президента, сомневаются в его возможностях. Поэтому такие ультраправые, как министр образования Нафтали Беннет, две последние недели, как сорвавшись с цепи, начали ставить ультиматумы премьер-министру Нетаниягу, требуя немедленной односторонней аннексии все тех же Иудеи и Шомрона, а также настаивая на том, что Израиль должен жестко требовать от администрации Трампа переноса посольства.

Дело дошло уже до того, что из администрации донеслись голоса о том, что если кто и похоронит любую возможность переноса посольства, то это и будет Нафтали Беннет со своими ультиматумами и полным отсутствием терпения.

Сейчас, когда Трамп улетел, можно подвести итог, опираясь прежде всего на многочисленные слова президента.

Да, мы будем оценивать именно слова, потому что дел еще нет. Да и вообще у политика даже дела в конце концов оборачиваются в слова. Потому что, если нет слов, то о делах можно и не узнать. Если конечно это не что-то такое, что невооруженным глазом видно из космоса. Типа Суэцкого канала.

Надо еще помнить, что израильтян визит Трампа именно сегодня, когда дома его ждут прокурор по особым делам и все разбирательства по поводу участия России в его избирательной кампании и возможного давления со стороны Трампа на бывшего главу ФБР, переносит в 70-годы, когда президент Никсон, первый президент, приехавший в нашу страну, был вынужден уйти в отставку всего через полтора месяца после посещения Израиля.

Однако, сегодня, когда президент Трамп улетел, можно все это уже отодвинуть в сторону и оценить весь визит в целом. А также сравнить все, что делал Трамп во время визита в Израиль с его предшественниками на посту президента США.

Выводы, только первичные, по-моему, следующие. Все предшественники Трампа делали, на мой взгляд, две ошибки.

Во-первых, они очень глубоко пытались вникнуть в проблему арабо-израильского конфликта. А как только они погружались в эту пучину, они сразу теряли и весь свой задор, и все ориентиры, на которые опирались, приступая к делу. Пресловутая поверхностность Трампа, как по мне, абсолютно наигранная, пока что помогает ему не завязнуть и не испугаться стоящих перед ним проблем.

Во-вторых, все предшественники, теряя веру, начинали генерировать всяческие планы урегулирования, различные дорожные карты и т.д., абсолютно оторванные от местных реалий, не учитывающие позиции сторон и глубину, и сложность конфликта. В результате, все благие начинания предшественников Трампа на посту президента проваливались.

Судя по поведению и высказываниям Трампа во время визита в Израиль, он избрал принципиально иной пункт. И это вызвано не только тем, что он имеет богатый опыт успешного бизнесмена, но и вообще его подходом к решению ситуации. Поэтому он, говоря о том, что верит в возможность урегулирования, вместе с тем все время подчеркивал, что стороны должны суметь сами найти приемлемый вариант достижения взаимопонимания.

Вместе с тем, с точки зрения Израиля, все, что сказал Трамп, и все, что он не сказал (что не менее важно), было однозначно положительно.

Прежде всего Трамп ни словом не упомянул навязший на зубах и нежизнеспособный лозунг про «два государства для двух народов». Эта мантра, все время повторяемая Обамой, очевидно канула в прошлое. Не говорил Трамп также ни о разделе Иерусалима, ни об израильском строительстве в Иудее, Шомроне и, опять же, Иерусалиме.

С другой стороны, Трамп однозначно подчеркнул, что не бывать ядерному Ирану. Что демонстрирует его четкое понимание той негативной роли, которую Иран играет на всем Ближнем и Среднем Востоке. Трамп несколько раз озвучил верность обязательствам американской администрации перед Израилем. Не забыл упомянуть историческую связь еврейского народа с Израилем и Иерусалимом.

Кроме того, Дональд Трамп стал первым действующим президентом США, пришедшим к той самой Западной стене Храма для молитвы. Ну и конечно, очень важной была фраза президента, сказанная во время встречи с главой Палестинской автономии Абу Мазеном в Бейт Лехеме. «Не может быть мирного урегулирования там, где террористы знают, что получат поддержку и оплату своих действий». Эта фраза отражает одно из базовых израильских требований: о прекращении выплаты Палестинской автономией зарплат террористам, сидящим в израильских тюрьмах и семьям погибших террористов.

Что же остается после визита Трампа? Министр обороны Авигдор Либерман, как всегда опередивший события в своем умении формулировать стратегические задачи, еще перед визитом американского президента очень хорошо сформулировал три вещи, которые Израиль должен делать. Спокойствие, терпение, строительство.

По Либерману, мы должны прежде всего спокойно и терпеливо дать возможность администрации президента Трампа выстроить свои приоритеты, а также спокойно и терпеливо укреплять отношения между нами. Вместо того, чтобы своими непродуманными действиями и требованиями ставить администрацию в неловкое положение, что может привести к конфронтации. А как еще ранее говорил Либерман, если израильское правительство ухитрится влезть в конфронтацию с самой дружественной администрацией президента США, то в мире все точно поймут, что Израиль возглавляет компания сумасшедших.

А кроме терпения и строительства, Либерман, а следом за ним уже и остальные министр предлагает делать самое главное: строить, строить и строить. В поселениях в Иудее, Шомроне, и конечно же в единой и неделимой столице Израиля – Иерусалиме. Тем более, что в этом вопросе со стороны Дональда Трампа есть полное взаимопонимание.

Давид Годовский

Вам понравится

Пока нет комментариев...

Будь первым!

Ответить:

Gravatar Image

Пожалуйста Войдите для комментирования.