Обмен и смертная казнь: новые парадигмы израильской политики

Израиль. Здания Верховного суда (БАГАЦ) и Парламента (КНЕССЕТ)

Конец минувшей недели в Израиле ознаменовался двумя громкими заявлениями премьер-министра Биньямина Нетаниягу.

Сначала, навещая семью Соломон, три члена которой были убиты арабским террористом, премьер заявил, что наказанием убийце должна стать смертная казнь. А через несколько часов стало известно, что Биньямин Нетаниягу предложил посланцам президента США Трампа, находящимся на Ближнем Востоке, план обмена арабского района Вади Ара на еврейские анклавы в Иудее и Шомроне.

И требование смертной казни для террористов, и, особенно, авторство плана обмена территориями и населением принадлежат нынешнему министру обороны Авигдору Либерману, лидеру партии «Наш дом Израиль». Поэтому, услышав, как израильские политические комментаторы взахлеб рассказывали о заявлениях Нетаниягу, рука сама потянулась написать нечто ехидное. В стиле, ну вот и Биби наконец прозрел. Но внутренний цензор сразу шлепнул по рукам, и в общем-то справедливо. Не время сегодня ехидничать. Гораздо лучше проанализировать предложения и постараться понять, как будет развиваться политическая жизнь нашей страны.

«План обмена территориями и населением» был выдвинут Авигдором Либерманом еще в 2004 году. Тогда мало кто воспринял это всерьез. Скорее по извечной израильской легковесности суждений, чем в результате реального анализа. А план стоил того, чтобы его проанализировать. Сегодня, через 13 лет, это еще более актуально.

Прежде всего надо понять причину появления это плана. Хорошо зная политические реалии, в которых находится наша страна, и обладая стратегическим мышлением, Авигдор Либерман исходил из того, что нам все время навязывают чужие планы, цель которых – урегулировать арабо-израильский конфликт. Навязывают как извне, так и изнутри.

Во-первых, так называемое «мировое сообщество». Всякие «дорожные карты» и прочие утопические прожекты, приводящие не к миру, а к еще большей крови. Да что далеко ходить. Пару недель назад президент Франции Макрон предложил разделить Иерусалим. Как будто это принесет хоть какое-то спокойствие.

Во-вторых, собственные вожди, мечтающие войти в историю миротворцами. Часть их безумных планов осуществилась. И это, опять же стоило нам жизни наших граждан. Из осуществленных можно назвать соглашения в Осло, или односторонний выход из Сектора Газы. Первые обошлись нам реками крови и привели к созданию Палестинской автономии. Второй повлек за собой уже несколько мало результативных военных операций. Слава Богу, неосуществленными остались попытка отдать все Голанские высоты, аж до берега Кинерета, предпринятая тем самым Нетаниягу еще в 1998 году, и попытка Эуда Ольмерта отдать все во время переговоров в Аннаполисе.

В противовес всему этому безумству, Авигдор Либерман всегда считал, что Израиль не может позволить себе быть ведомым. Мы обязаны выработать свое видение того, как добиться урегулирования (именно урегулирования, о мире речь, зная с кем мы имеем дело, вообще вряд ли когда-нибудь зайдет) и предложить наш вариант миру, а не наоборот.

Так родился «План обмена территориями и населением». Кроме возможности перехватить инициативу, сам план призван решить несколько проблем. Авигдор Либерман говорит о том, что у нас речь идет не об одномерном конфликте, а сразу о нескольких плоскостях. Это конфликт Израиля с арабскими странами, конфликт с Палестинской автономией, и конфликт с нелояльной частью израильских арабов. Поэтому и решать арабо-израильский конфликт надо в комплексе. И одной из составляющих решения конфликта и должен стать «план обмена», который поможет:

— уменьшить на треть арабское население внутри Израиля.
— окончательно закрепить за Израилем и легитимизирует еврейские анклавы в Иудее и Шомроне.
— позволит добиться урегулирования и обеспечит безопасность Израилю и его гражданами.

При этом речь не идет о выселении кого-либо из домов. Район Вади Ара, некоронованной столицей которого является арабский город Ум Эль Фахм, компактно прилегает к границе с Палестинской автономией. За исключением одного небольшого еврейского поселения, больше еврейского присутствия в этом районе нет. Арабское население этого района абсолютно нелояльно государству Израиль, гражданами которого это самое население является. Причем, с точки зрения социальных льгот, является отнюдь не номинально.

Получая огромные суммы от ведомства Национального страхования, во всем остальном арабские жители Вади Ара абсолютно враждебны государству Израиль. Поэтому Авигдор Либерман и предложил, при окончательном урегулировании, просто провести границу так, что все это враждебное население окажется не внутри Израиля, а внутри Палестинской автономии. Которая теперь будет его кормить и ублажать.

Обращаю внимание ретивых защитников этого населения: в рамках окончательного урегулирования. Когда и США, и умеренные арабские страны поддержат комплексный план урегулирования, который будет включать смену гражданства жителей Вади Ара.

Однако, Авигдор Либерман всегда был против односторонних уступок, да и против уступок вообще. Его план говорит именно об обмене. И Израиль должен получить в свою окончательную и бесповоротную юрисдикцию еврейские анклавы в Иудее и Шомроне, что должно быть признано всем миром. Ариэль и Карней Шомрон, Маале Адумим и Кирьят Арбу, Биняьмин и Гуш Эцион.

Понадобилось 13 лет, и множество страшных событий, чтобы подтвердить правоту Либермана. И привести к тому, что Биньямин Нетаниягу поднял на щит «План обмена территориями и населением». Последней каплей очевидно стали торжественные похороны, устроенные жителями Ум Эль Фахема двум террористам, убившим израильских полицейских на Храмовой горе. Любому здравомыслящему человеку, после кадров толпы, несущей трупы террористов и самой призывающей к террору, становится понятно, что дальше так продолжаться не может.

Не может продолжаться и положение, при котором террористы, убившие израильских граждан, получают в виде наказания тюремное заключение, более похожее на курорт, при этом имея немаленькую зарплату от Палестинской автономии, а потом и освобождение в рамках какой-нибудь очередной сделки.

И здесь Авигдор Либерман был первопроходцем, потребовав применения смертной казни к террористам. И не просто потребовав, а еще в 2015 году подав законопроект о смертной казни для террористов.

О да, это сегодня все, кому не лень требуют казнить террориста, убившего членов семьи Соломон. Министр от Ликуда, от Байт Егуди. А тогда, в июле 2015 года за законопроект проголосовали только 6 депутатов от партии «Наш дом Израиль».

А против голосовала странная коалиция из арабских депутатов, левых из Мереца, Аводы и Еш Атида, и правых из Ликуда и Байт Егуди. Интересно сегодня назвать поименно тех, кто два года назад завалил закон о смертной казни для террористов. Достаточно вспомнить таких лицемеров, как Мири Регев и Зеев Элькин из Ликуда, или Айелет Шакед, Бецалел Смотрич и Ури Ариэль из Байт Егуди. Все они тогда были против смертной казни для террористов. А сегодня они в первых рядах тех, кто требует казнить. Причем немедленно.

Боюсь, что это опять лицемерие. Потому, что назначить наказание может только суд. Поэтому Авигдор Либерман и его соратник Одед Форер, вместо того, чтобы кричать с экранов телевизоров, обратились к главному военному прокурору и юридическому советнику правительства с предложением потребовать смертной казни террористу. И если все остальные политики перестанут заниматься кликушеством, а поступят также, то можно надеяться на то, что суд учтет общественное мнение. К которому в конце недели наконец-то присоединился и Биньямин Нетаниягу.

Давид Годовский

фото Wikimedia Commons

Вам понравится

Пока нет комментариев...

Будь первым!

Ответить:

Gravatar Image

Пожалуйста Войдите для комментирования.