Игорь Губерман: «Я испытываю стыд и боль за Россию»

Игорь Губерман

Поэт Игорь Губерман, получивший известность благодаря сатирическим коротким стихотворениям «гарикам», рассказал в интервью Би-би-си о «другом мире», в котором живут израильские эмигранты из бывшего СССР.

В интервью специальному корреспонденту Русской службы Би-би-си Евгению Каневскому Игорь Губерман рассказал об отношении к Израилю и России, о своих политических взглядах и о творчестве последних лет.

Би-би-си: Вы уезжали из Советского союза в относительно свободные времена. Почему?

Игорь Губерман: Господь Бог предложил прожить вторую жизнь, совершенно иную – и мы на это польстились. Я не сионист. Мне хотелось пожить и в другом мире, вот поэтому мы и уехали.

Би-би-си: Но признаки антисемитизма в Советском Союзе были одной из причин, по которой вы уехали?

И.Г.: Знаете, я конкретно с этим в последние годы в Советском союзе не встречался, но слышал о массе таких случаев. А потом и в 90-е годы уже, в самом начале, или в конце 80-х даже были очень сильные фашистские выступления – в Питере, например. Очень много писалось литературы, по привычке эти бумаги ходили в самиздате, была полуфашистская газета «Пульс Тушина«, словом, дух антисемитизма, безусловно, витал в воздухе.

Би-би-си: И для многих он стал причиной?

И.Г.: Может быть, для многих он и стал. Но такое огромное количество [эмигрантов] начало ссылаться на антисемитизм как на причину своего отъезда, что непонятно, где правда, а где нет. Но дух антисемитизма был, безусловно.

Би-би-си: Скажите, вы ощущаете себя частью израильского общества после этих лет, которые вы здесь прожили?

И.Г.: Знаете, я употреблю те слова, которыми я отвечаю на концертах на такой вопрос. Я все еще по-прежнему люблю Россию, хотя эта любовь, так сказать, расплывается, и чахнет, что ли…

У меня душа, не разрываясь, привязана к обеим странам. Но за Израиль я испытываю страх и гордость, а за Россию – боль и стыд. Вот в этом огромная разница. Да, я, безусловно, израильтянин. И, как выяснится после моих последующих ответов, еще и правый израильтянин-патриот.

Би-би-си: А те люди, которые сюда приехали, – они смогли влиться в израильское общество или остаются «вещью в себе?»

И.Г.: Я очень мало с этим знаком, потому что я — не часть общества, я сижу дома. Я кустарь-одиночка без мотора. И, думаю, людей, слившихся с этой жизнью, очень мало.

Тем более что я довольно много читал о крахе идеи плавильного котла: не плавится психология человека, а образуются вот такие массы по интересам, а главное – по бэкграунду, по прошлой жизни, навыкам. Я не люблю слово «менталитет», но на самом деле – по менталитету.

Би-би-си: Существует мнение, что большинство русскоязычных израильтян поддерживают более радикальные меры в решении палестино-израильского конфликта. Почему, как вы думаете, так происходит?

И.Г.: Я затрудняюсь ответить на этот вопрос. Но, вообще говоря, мы, люди с советским бэкграундом, – сторонники резкого разрешения всех вопросов. Думаю, что это – остатки советского образования, советского воспитания, советского духовного климата.

Мы же, смотрите, оказались чудовищными националистами в Америке в отношении негров, расистами даже, мы оказались сторонниками других радикальных решений.

Я не сторонник всяких радикальных решений, но я крайне упертый на сегодняшний день человек правых воззрений. Поэтому, предвидя один из ваших последующих вопросов, скажу, что буду голосовать только за Либермана.

Би-би-си: Опишите тогда, почему ваши взгляды сформировались именно таким образом? Ведь, казалось бы, люди, ратовавшие за демократию в Советском Союзе, могли бы быть склонны к более либеральному подходу?

И.Г.: Наверное, потому что я уже пережил левые увлечения. Одно время даже участвовал в предвыборной кампании Рабина, потом Барака. По глупости, по темноте. Сейчас я ни в какой предвыборной кампании просто не стал бы участвовать, [потому что] постепенно увидел, что все эти либеральные тенденции ни к чему не ведут.

Би-би-си: Вы упомянули о демократических ценностях, и в связи с этим такой вопрос: как вы относитесь к тому, что в Израиле существуют вещи, которые для многих на Западе выглядели бы довольно странно. Ну, скажем, людям, которые считают себя евреями, вдруг приходится доказывать, что они действительно являются евреями, если они хотят выйти замуж или жениться. Вас не беспокоит эта забота о чистоте крови? Как вы к этому относитесь?

И.Г.: Я полагаю, что в каждой стране, в каждой религии есть свои идиотизмы, которые, несмотря на общую мудрость народа… Кстати, чем народ мудрее, тем больше в нем дураков и идиотов, потому что кривая Гаусса существует, и она справедлива.

У нас, евреев, все точно так же: я уже много видел у нас идиотов. Эти идиотизмы – даже не средневековые, а древние – они меня очень раздражают. И они мне очень неприятны. Но, с другой стороны, это так же, как усиленные «шмоны» на таможне, [является] некой формой безопасности, сохранения еврейского государства. Это чуточку ослабляет мою неприязнь к этим идиотизмам.

Би-би-си: Если говорить о вашем творчестве, что вас сейчас интересует больше всего? Интересует ли вас жизнь в Израиле? Или вы пишете о более глобальных вещах?

И.Г.: Я пишу о жизни, о смерти, о любви, о дружбе, о мужчинах, женщинах, России, евреях, а о самом Израиле как таковом – довольно мало, потому что я воспринимаю Израиль как огромное скопище евреев. Мне интереснее писать про евреев как таковых.

Тема у меня немножко изменилась – очень явно для меня. Я очень много пишу о старости, меня этот сезон интересует по понятным причинам. И замечать какие-то детали – смешные или трагичные – в этом сезоне мне кажется очень интересным. Вот это моя основная тематика.

bbc.co.uk/russian

Jews.by/ Еврейские новости

Вам понравится

Пока нет комментариев...

Будь первым!

Ответить:

Gravatar Image

Пожалуйста Войдите для комментирования.