Это личная семейная трагедия целого города

Трагедию в Ньютауне, где в начальной школе маньяк расстрелял 27 человек, среди них 20 детей 6-7 лет, я воспринимаю как личную.

Для меня это не абстрактный американский город. Я там не раз бывал, мой внук играет там в американский футбол. Моя дочь живет неподалеку, в таком же маленьком городке, многие учителя в их местной школе – из Ньютауна, а жизнь ничем не отличается от других подобных городков Новой Англии.

Чтобы осознать истинные масштабы пережитого родителями учеников, даже тех, кто уцелел, и самими детьми, всеми жителями Ньютауна, надо понять, что это за городок.

Он находится на северо-востоке от Нью-Йорка, своего рода дальний пригород мегаполиса. Здесь относительно низкие налоги, и сюда переселяются нью-йоркцы, обзаведясь детьми. Основное население – не очень богатые люди, типичный американский средний класс. Большинство работает в Нью-Йорке – до него час езды на скоростном поезде. Условия жизни комфортные, очень хорошие государственные школы, что в Америке большая редкость.

Ньютаун известен еще и развитой системой футбольных полей и спортивных площадок. В городе самая сильная – едва ли не в мире – команда женского футбола. Есть свой зоопарк – без хищников, только птицы, травоядные животные. Его создала семья Ковальских на базе семейной фермы. В свое время Ковальский много крови попортил местным властям, отказываясь продавать свою ферму, мешавшую строительтным планам, а его потомки превратили ее в городскую достопримечательность. Мальчик из этой семьи – в списке жертв бойни.

В семьях много детей. Микрорайоны формируются из людей одного социального слоя и даже поколения, все друг друга знают, в курсе событий, проблем и дел соседей. Кто-то попадает в больницу, рожает – всегда соседи придут на помощь, проследят за домо и детьми. То, что американцы замкнутые индивидуалисты – враки. Здесь настоящее комьюнити – очень развита взаимовыручка, дети играют вместе, ходят из дома в дом, часто ночуют у друзей. Вообще, обствновка очень напоминает мне отношения в русской деревне.

Теперь представьте: в таком городке произошла такая трагедия. Она коснулась всех буквально. Для них погибшие дети – не чужие, известны в лицо и по именам, они играли с их детьми, бывали у них дома, встречались на местных праздниках. Это семейная потеря.

Теперь представьте состояние детей, которым повезло остаться в живых, но переживших смертельную угрозу. Детей, которые дружат с этими детьми. Их родителей. Страшная семейная трагедия.

Юрий Каннер

Jews.by/ Еврейские новости

Вам понравится

Пока нет комментариев...

Будь первым!

Ответить:

Gravatar Image

Пожалуйста Войдите для комментирования.