Темная и Светлая стороны Хануки

Светлая сторона Хануки — это праздник света и чуда. Это время, когда мы вспоминаем о запретах Антиоха IV, о победах Маккавеев, о спасительном кувшинчике масла, которого хватило на 8 дней горения Меноры, о необходимости зажигать Ханукию, добавляя каждый день по свече. Мы также наслаждаемся кулинарией праздника, вкушая пончики и латкес, играем в ханукальный волчок (севивон) и даем детям ханукальные монеты, напоминая им о важности благотворительности. Все это вместе — яркая, светлая сторона праздника Ханука, выпадающего на холодное и «темное» время года. Но почему в праздник не предусмотрено чтение некой книги, в которой были бы отражены причины, обычаи и история праздника победы храбрых Маккавеев над теми, кто принуждал иудеев отказаться от своих традиций? Может, помимо светлой стороны, есть еще некая темная сторона Хануки, которая и объяснит нам, куда делась эта «книга про праздник»?

Темная сторона. В мире существует четыре книги Маккавеев. Слово «Ханука» упомянуто 6 раз в Мишне, о празднике говорится в свитке Постов («Мегилат Таанит»), в свитке Антиоха («Мегилат Антиох» или «Мегилат Хашмонаим»). Иосиф Флавий говорит о празднике огней в своей книге «Иудейские Древности» (12: 6-7). И наконец, рассказ о празднике, о чуде с кувшинчиком с маслом и о прениях по вопросу зажигания Ханукального светильника между школами Шаммая и Гилеля есть в Талмуде (трактат «Шаббат», 21-23). Таким образом, у Хануки есть библиотека из 9 книг. И все же, ни одна из них не выбрана для ежегодного чтения.
Допустим, что «Иудейские древности» Иосифа Флавия не совсем подходят для ежегодного чтения. Так, у Флавия праздник называется не Ханука, а «Хаг урим» («праздник света»), а Маккавеи сражаются не с греко-сирийцами а с македонцами.
Чтение Мишны — тоже не самый подходящий вариант: там слово Ханука появляется в момент коррекции неких правил или запретов.
Третья книга Маккавеев – мало того, что написана изначально по-гречески, так еще и акцентирует внимание на проблемах, возникших у евреев, живущих в Александрии (в Египте). Да и отрицательный персонаж там – вовсе не Антиох IV а Птолемей IV.
Четвертая книга Маккавеев – это превосходный труд в плане анализа образа стоического мудреца. Но рассказ о гонениях и мучениях, которые пережили евреи в период Антиоха Эпифана, переплетен в ней с греческой философией об аффектах и природе разума. Обе книги – не совсем то, что говорит о празднике света и чуда.
Можно было бы прочитать короткие отрывки о Хануке из Свитка Постов (Мегилат Таанит). Но в этой же книге среди дат, перечисляющих запрет на общественные посты, есть не только 25 кислева. В частности, указаны и другие значимые даты, связанные с событиями Хануки: 13 адара — победа Иегуды Маккавея над полководцем Никанором, 23 ияра – капитуляция вражеского гарнизона, находящегося в Иерусалиме. И может быть, чтобы не возникло путаницы в важных датах, стоило пренебречь ежегодным чтением Свитка Постов.
Первую, да и Вторую книгу Маккавеев вполне можно было бы читать на праздник. Обе книги описывают череду событий, связанных с Ханукой, причины восстания Хасмонеев, сражения и победы, очищение и освящение Иерусалимского Храма и даже связь Хануки с праздником Суккот. Обе книги написаны если не детьми, то внуками очевидцев сражений за свою веру и землю. В 4-й главе Первой книги Маккавеев и в 10-й главе Второй Книги Маккавеев подробно рассказано об обновлении жертвенника, расположении Храмовой утвари, песнопениях и ликованиях Иудеев при восьмидневном праздновании в Иерусалиме. Но ни намека нет на чудо с кувшинчиком масла. И это могло стать проблемой, так как ряд традиций Хануки строится именно на этой истории.
Так как в Талмуде нет отдельного трактата о Хануке, то и читать отрывки из трактата «Шаббат» не имело бы большого смысла. Допустимо ознакомительное чтение источника, поддерживающего традицию праздника. Но не приемлемо церемониальное чтение каждый год и особенно чтение о споре по зажиганию свечей между школами Шаммая и Гиллеля, хоть и разрешившегося в пользу последнего.
И напоследок – о «Свитке Антиоха». Несмотря на то, что уже название свитка вызывает сомнение, следует признать тот факт, что этот свиток, написанный через пару веков после событий, все же читали на протяжении столетий. Кстати в 10 веке, Саадия Гаон переводит свиток на арабский и называет его «Китаб беней Хашмонай» — книга сыновей Хасмонея. Но оригинальное название не исчезает. Более того, рабби Иехия фиксирует в начале 18 века распространившийся обычай среди евреев Йемена читать «Свиток Антиоха» в субботу праздника Ханука. Начиная с 13 века, ведутся споры о необходимости читать и благословлять свиток. Но это не помешало Свитку Антиоха попасть в крымский «Махзор Кафа» в 1735 году.
И все же у Хануки нет своего свитка, который бы читали евреи ежегодно. А жаль.
Сумеречная сторона Хануки. Причин, по которым мы не читаем на Хануку некий свиток, как это делаем на Пурим, может быть несколько. Все свитки и книги делают акцент не столько на чуде, сколько на военной доблести Маккавеев, хоть и упоминая помощь Всевышнего. Через пару сотен лет после тех событий, потерпев сокрушительное поражение после восстания Бар-Кохбы в 135 году, евреи старались прийти к некому мирному соглашению с римлянами. Да и Иерусалимского Храма уже не было. И возможно, история побед Хануки была уже менее актуальна. К тому же, после освящения Храма, война Хасмонеев продолжалась еще несколько десятилетий, четверо сыновей Матитьягу погибли, и закончилось все политическим миротворным решением, насладится которым, смогли лишь внуки тех, кто поднял восстание за свою традицию и за веру в единого Бога.
Необходимо добавить, что существовали другие ханукальные обычаи, которые канули в века и сегодня почти не практикуются. Среди них – обычай играть на Хануку в карты, обычай есть сыр (изначально латкес делались из сыра), обычай разгадывать на Хануку загадки и головоломки (катовес). Но при этом есть и новшества – например, Ханукальные фестивали, шоу и концерты. Именно они поддерживают некий авторитет Хануки во всем мире, и не только среди евреев. Это не идет в разрез с традицией- напротив, при грамотном построении Ханукального мероприятия (или даже вечеринки) это может рассматриваться как исполнение заповеди о прославлении чуда («пирсум а-нес»).
Меняются поколения, приходят новые свежие идеи, порой основанные на старых традиционных подходах. Важно лишь понять, что мы хотим сказать в праздник, который дарит нам победу света над тьмой, традиции над хаосом, чуда над рутиной и понимание того, что есть разные полосы жизни и стороны истории – как темные, так и светлые.

Раввин Григорий Абрамович

Jews.by/ Еврейские новости

Вам понравится

Пока нет комментариев...

Будь первым!

Ответить:

Gravatar Image

Пожалуйста Войдите для комментирования.