Эйтан Ливни: плоть и кровь Израиля

Я не являюсь сторонником Ципи Ливни. Более того, я считаю, что человек, выдвинувший такую, как она, избирательную программу, должен был бы трудоустраиваться на какую-нибудь другую работу, попроще. На мой взгляд, подчеркиваю, на мой взгляд, выдвижение основной доминантой «Свалить Натаниягу» в нашей непростой стране, для политика весьма странно. Но так думают не все… Но и это пройдет! Я стал интересоваться ее биографией, и в этих поисках на просторах Сети узнал многое о ее отце, Эйтане Ливни. К сожалению, его имя ранее мне было неизвестно, но то, что я узнал о нем, заставило меня написать эти строки.

Эйтан Ливни — плоть и кровь Израиля

Эйтан Ливни (Ярухам Бзозович) родился в городе Гродно (Беларусь) в 1919 году. Это был сорокатысячный городок на берегах реки Неман, упомянутый еще в Ипатьевской летописи в 1128 году. За свою долгую историю он многократно переходил из рук в руки.

В июле 1920 года в Гродно пришла советская власть, но продержалась она недолго — уже в октябре того же года и до сентября 1939 там установилось польское правление. В этот «польский период», в 1925 году, в составе «четвертой алии» семья Бзозович репатриируется в подмандатную Палестину. Поселились они в Тель-Авиве, и Ярухам Бзозович стал Эйтаном Ливни.

Эйтан Ливни

Эйтан Ливни. Израильтянин, побывавший в Беларуси, передал Ципи Ливни фотографию, на которой изображен портрет ее отца, установленный на стене синагоги в Гродно. Местные евреи сохраняют память о нём.

В Палестине были тяжелые времена, в принципе, легких мы ждем по сей день, но тогда арабские протесты против прибывающих евреев набрали силу, душой арабской смуты в Палестине, ее лидером, был организатор еврейских погромов 1929 года, будущий союзник Гитлера муфтий Иерусалима Амин аль-Хусейни.

Вот он, муфтий Иерусалима Мухаммад Амин аль-Хусейни рядом со своим другом Адольфом Гитлером.

Погромы начались 23 августа 1929 года. Тысячи арабов из окрестных деревень молились в Иерусалиме на Храмовой горе. Сразу после проповеди аль-Хусейни, в толпу был пущен слух, что в еврейском квартале Меа Шеарим были убиты двое арабов. Вооруженная ножами и палками арабская толпа из Шхемских Ворот старого города устремилась в населенные евреями кварталы. Погромщиками были убиты 19 евреев, разграблены многие синагоги. Если бы не сопротивление предварительно организованной еврейской самообороны, число жертв было бы гораздо больше.

На следующий день, в субботу 24 августа, уже в Хевроне погромщиками были убиты 67 евреев и ранены 58. Выжившие евреи были вынуждены покинуть свои дома, а их собственность была захвачена арабскими жителями.
Многие сегодня забыли, как еврейский Хеврон стал арабским, но из песни слова не выкинешь.

Еврейский квартал Хеврона после погрома. 1929 год.

В Цфате, по разным источникам погибло от 18 до 21 человека, до 80 евреев были ранены, 200 домов на главной еврейской улице в городе были разграблены и подожжены. Маленькая еврейская община Газы укрылась в одной из гостиниц города, где сдерживала натиск арабской толпы, и, в конце концов, была эвакуирована британскими властями. Еврейскому населению было отказано в возвращении в город после окончания погрома. Еврейские общины Шхема, Рамаллы, Дженина и Акко также были эвакуированы британскими властями, и лишь в Тель-Авиве и Хайфе «Хагана» и молодежный «Бейтар» сумели отразить натиск арабских бандитов.
Главными жертвами погромов стали маленькие религиозные еврейские общины Хеврона, Цфата, Иерусалима, Газы и других городов, веками жившие бок о бок с арабскими соседями, мирно молившиеся около своих святых мест и никогда не бравшие в руки оружия.

Похороны погибших при обороне Тель-Авива. 1929 год.

Прошли погромы, нужно было жить дальше.

Эйтан пошёл в среднюю школу, затем в ремесленное училище. Молодежь ишува, и Эйтан в их числе, стремилась в «Бейтар» (בית»ר‎ — аббревиатура от טְרוּמְפֶּלְדוֹ בְּרִית יוֹסֵף, Брит Иосеф Трумпельдор — «Союз имени Иосифа Трумпельдора») — молодёжную сионистскую организацию, активно участвующую в еврейской самообороне, стремящуюся обеспечить защиту евреев на всей территории Палестины. «Бейтар» создавал военизированные отряды самообороны и проводил военную подготовку добровольцев. По инициативе Жаботинского, каждый член организации был обязан отслужить два года в «Батальонах Бейтара» в различных населенных пунктах по всей стране.

Защитой еврейских поселений от нападений арабов занимался и «Иргун» (Иргу́н цваи́ леумми́ — אִרְגוּן צְבָאִי לְאֻומִּי, национальная военная организация, — сокращённо «Эцель» (אצ»ל‎), коротко «Иргун» (ארגון‎; — организация) — еврейская подпольная вооруженная организация, действовавшая на территории Палестины с 1931 по 1948 гг.) Они давали отпор арабским нападениям, но полностью исключить их не могли.

Так, 9 ноября 1937 года, пять евреев работали в полях кибуца Кирьят Анавим, недалеко от Иерусалима, когда их окружила арабская банда. После перестрелки, все пятеро были убиты, их винтовки похищены (кибуц Маале ха-Хамиша — Холм Пяти — был назван в честь них). Убийство потрясло еврейскую общину, но, несмотря на боль и гнев, руководители Еврейского агентства продолжали призывать к сдержанности, требовали проведения политики самообладания. Руководство «Иргуна» решило применить принцип «Око за око» в виде ответных операций против арабского насилия так, «чтобы форма возмездия или его место должны были соответствовать нападению, которое вызвало ее».

В день убийства у Кирьят Анавим британская администрация ввела на подмандатной территории военные суды. В официальном постановлении № 20/37, вступившем в силу 18 ноября 1937 года, были подробно перечислены преступления, подпадающие под юрисдикцию этих судов:

• Стрельба из огнестрельного оружия любым человеком является серьезнейшим преступлением;

• Хранение оружия, бомб и т.д. – карается по закону,
• Акты саботажа и террора – караются по закону.

Для ишува суть дела заключалась в следующем: накопление оружия для самообороны в еврейских поселениях стало преступлением.

14 ноября 1937 года, в день, известный, как «Black Sunday», в который скончалась «политика самообладания», подразделения «Иргуна» начали широкомасштабную операцию в различных частях страны. Большое количество одновременных атак было необходимо для того, чтобы затруднить действия британской полиции. План предусматривал действия тройками, в которой один доставлял и передавал оружие исполнителю перед операцией, второй должен был стрелять или бросить гранату, а третий унести оружие после операции. В случае поимки, исполнитель должен был быть без оружия. Считается, что этот день ознаменовал переход от «пассивного» сопротивления к «активной» обороне.

В марте 1937 г. в ответ на брошенную арабом бомбу на Яффском шоссе, серьезно ранившую 3 евреев, иргуновцы немедленно организовали налет на арабское кафе в Иерусалиме. Жертвами этой кровавой расправы стали один убитый араб и, по меньшей мере, 20 раненых.

Шломо Бен-Йосеф

Особо повлияла на взгляды молодого Эйтана казнь Шломо Бен-Йосефа.

Началась эта история 28 марта 1938 года, когда арабы напали на автомобиль, направлявшийся из Хайфы в Цфат. Четыре пассажира-еврея, в том числе ребенок и две женщины, были застрелены. Водителю и одной женщине удалось выбраться из машины, их тела были найдены позднее недалеко от места нападения. Примерно две недели спустя, еще один автомобиль попал в засаду на дороге недалеко от Нагарии. Три еврея были убиты, в том числе Давид Бен-Гаон, выпускник батальона «Бейтар» в Рош-Пине.
Эти убийства вызвали бурю возмущения, и трое — Авраам Шеин, Шалом Журавин и Шломо Бен-Йосеф (Табачник) — решил отомстить. Не получив разрешения от своего командира, они отправились к дороге Цфат — Рош-Пина, где открыли огонь по арабскому автобусу, не попав в цель и никому не причинив вреда. Вскоре они были арестованы и осуждены военным трибуналом в Хайфе по обвинению в незаконном хранении оружия с «намерением убить или причинить иной вред большому количеству людей». По упомянутому выше постановлению № 20/37, каждое из обвинений считалось чрезвычайно серьезным. В общем-то, их судили за «намерение».
Несмотря на усилия адвокатов, нанятых «Бейтаром», Шеин и Бен-Йосеф были приговорены к смертной казни через повешение. Когда приговор стал известен, ряд общественных деятелей в Эрец-Исраэль и во всем мире обратились к британскому правительству о помиловании осужденных. Кое-чего удалось добиться: Журавин был признан человеком с психическими отклонениями, и повешение заменили заключением в психиатрическую больницу. Впоследствии и приговор Шеину был смягчен — из-за несовершеннолетия смертную казнь ему заменили пожизненным заключением.
В отношении Шломо Бен-Йосефа – ничего не получалось. Рассматривали даже возможность отбить его силой, но все было бесполезно. Утром 29 июня 1938 года для него настал последний час. На стенах карцера в тюрьме Акко Бен-Йосеф он пишет: «Что такое Родина? Это вещь, ради которой стоит жить, бороться и умереть».
После повешения Шломо ишув погрузился в траур, но не только. Страшный гнев просто сжигал изнутри… Эйтан жаждал конкретных действий, реального воплощения в мщении. И вот 19 летний Эйтан Ливни стал бойцом «Бейтара» в Зихрон-Яакове, где занимался сельскохозяйственными работами и караульной службой, а год спустя в мошаве Тель-Цур (около Биньямины) он прошёл курс командиров «Эцеля».
Ишув переживал раскол. Еврейское агентство — официальный руководящий орган евреев в Палестине — категорически осуждало террор, считая, что он «наносит ущерб моральному облику палестинского еврейства, мешает политической борьбе и подрывает безопасность». Другие видели в бойцах «Эцеля» «народных мстителей». Даже такой умеренный и трезвомыслящий сионистский деятель, как А. Руппин, записал в те годы в своем дневнике: «Евреи довольны, что они перестали быть единственной атакуемой и страдающей стороной, как в 1936 г.».
Это был ключевой момент борьбы, не только разделивший политическую легальную борьбу в высоких кабинетах европейских политиков с активной самообороной, но и ознаменовавший переход отрядов самообороны к диверсионной партизанской практике. 
Мы, люди читающие это в XXI веке, должны давать себе отчет в разнице подходов того времени и сегодняшнего дня. Что было правильным путем в то время? Кто может это сказать? Возможно, что правильной была совокупность всех применяемых методов. Может быть правы были те, кто говорили, что если цивилизация не отличается своей способностью изменяться и оперировать новыми процессами и явлениями, учитывая сегодняшние реалии, то, не сумев измениться, она умирает, гибнет под ударами более варварской культуры или тихо затухает.
В 1938 году Жаботинский своим именем и правом руководителя «Бейтара» легитимизирует практику террора — он отдает приказ начать акции возмездия против арабов. (Постоянный оппонент, социалист и затем премьер-министр нового еврейского государства Бен-Гурион до конца своих дней противился захоронению праха  Жаботинского в земле Израиля).
Британия искала выход из сложной ситуации. 7 февраля 1939 года в Лондоне, в Сент-Джеймсском дворце под руководством Малькольма Джона Макдональда, министра по делам колоний Великобритании, открылась конференция для обсуждения палестинской проблемы. Арабскую делегацию возглавлял непримиримый враг ишува Амин аль-Хусейни, а еврейскую — Хаим Вейцман. Аль-Хусейни не признавал еврейскую делегацию в принципе, отвергал Декларацию Бальфура и требовал запретить еврейскую иммиграцию и приобретение земли евреями. Вейцман, в свою очередь, потребовал повышение квоты еврейской иммиграции в Палестину, дополнительные еврейские поселения и создание легальных вооружённых сил самообороны. В таком составе, при такой организации конференции, не было даже малейшего шанса на какое-либо решение, и, вполне ожидаемо, 17 марта 1939 года конференция закончилась безрезультатно.
Стороны не договорились, и потребовалось политическое решение Великобритании. Оно вошло в историю под названием «Белая книга» Макдональда. Британское правительство постаралось удовлетворить существенную часть арабских претензий, что стало поворотным пунктом в дальнейших отношениях между британцами и ишувом.
В частности, в «Белой книге» говорилось: «…целью правительства Его Величества является основание в течение десяти лет независимого палестинского государства».
В течение последующих пяти лет количество иммигрантов-евреев не должно было превышать 75 тысяч человек, и еврейское население должно было составить не более 1/3 населения Палестины. Через 5 лет въезд евреев в страну запрещался, «если арабы Палестины будут возражать против иммиграции», а покупка евреями земли запрещалась либо ограничивалась. При этом арабская иммиграция не ограничивалась. То есть цель, для которой Лига Наций вручила Великобритании мандат на Палестину — для «установления в стране политических, административных и экономических условий для безопасного образования еврейского национального дома», было просто отброшено за ненадобностью.
Что повлияло на английское решение, сказать трудно. 1939 год, война стояла на пороге… Было понятно, что война не ограничится Европой. Возможно, что это была попытка привлечь арабов на свою сторону в будущем противостоянии? Может все решила арифметика – арабов просто было больше, вот на них и сделали ставку? Все возможно, но достоверно мы знаем лишь то, что «Белая книга» Макдональда надолго определили жизнь на Ближнем Востоке. Ее последствия мы чувствуем еще и сегодня.
Следствием «Белой книги» было начало нелегальной еврейской иммиграции в Палестину, вызванную, в том числе, и начавшейся Второй Мировой войной и геноцидом евреев, проводимым фашистами. 
История нелегальной эмиграции – это наша боль и кровь, каждая строка дышит страданием, на которое свысока смотрели колониальные чиновники.
Вот одна история. В 1940 году, когда нацисты еще поощряли иммиграцию евреев из Европы, фашистский комитет по высылке евреев зафрахтовал три корабля: «Милос», «Пасифик» и «Атлантик», взявших на борт в Румынии 3600 еврейских беженцев из Вены, Данцига и Праги. Корабли прибыли в Палестину в ноябре 1940 года. Британские ВМС перехватили их и поставили на якорь на рейде Хайфы. Понятно, что усилиям Великобритании по борьбе с еврейскими эмигрантами во время войны могли найти лучшее применение
Сэр Гарольд Макмайкл, Британский Верховный Комиссар в Палестине, запретил пускать беженцев на берег и издал постановление о переправке их на острова Маврикий в Индийском океане и Тринидад в Карибском море. Представьте состояние людей, перед глазами которых была Хайфа — и близкая, но недосягаемая.
В путь к далеким островам должен был отправиться корабль «Патриа». Это был большой французский океанский лайнер, захваченный англичанами в Хайфе после капитуляции Франции в войне.
Еврейское сопротивление стремилось воспрепятствовать депортации беженцев из Палестины, и «Хагана» решила привести корабль в негодность — испортить двигатели. Взрыв произошел в 10 часов утра 25 ноября 1940 года. Однако, или последствия взрыва были просчитаны неверно, или корабль прогнил насквозь, но в днище корабля была пробита огромная дыра, и корабль затонул на рейде Хайфы в течение 15 минут.
Иммигрантов спасали все, кто мог. Большинству пассажиров удалось спастись, но нижние трюмы так и не удалось разгерметизировать, люди там, включая женщин и детей, от 250 до 267 человек погибли. Британские власти сменили гнев на милость и позволили выжившим пассажирам остаться в Палестине «на гуманитарных основаниях».
Гарольд Макмайкл и Уолтер Гиннесс, министр по делам Ближнего Востока сыграли свою роль и в гибели судна «Струма». Под их давлением Турция не позволила разгрузить корабль с еврейскими беженцами и выпроводила неисправный, практически обездвиженный корабль в море, где он был потоплен неизвестной подлодкой. 768 пассажиров судна (из них 103 — дети), за исключением одного, погибли.
Лорд Гиннесс был не простым противником еврейской иммиграции, он был идейным противником. Так, в 1942 году Гиннесс произнёс в Палате лордов речь, в которой утверждал, что «(современные) евреи не являются наследниками древних евреев, и (потому) не имеют прав на Святую землю». Стоит ли удивляться, что в Палестине он был объявлен «безжалостным врагом независимости евреев».
После гибели «Струмы» подпольная еврейская организация «Лехи» приговорила Гарольда Макмайкла и Уолтера Гиннесса к смерти и начала на них охоту.
6 ноября 1944 года в Каире по дороге с работы домой Гиннесс был застрелен двумя боевиками «Лехи» — Элияху Хакимом и Элияху Бейт-Цури. Они скрылись с места убийства на велосипедах, но вскоре были арестованы англичанами, предстали перед египетским судом и 22 марта 1945 года повешены.
Макмайклу повезло больше. В том же 1944 году на него было организовано покушение. Сам он не пострадал, но его жена была ранена. Всего на жизнь МакМайкла покушались семь раз. Впоследствии МакМайкл был обвинен в том, что не передал турецким властям информацию о разрешении на въезд в Палестину 31 ребёнка со «Струмы», но детям это обвинение помочь уже не могло.
Но вернемся к «Белой книге». Ишув был един в своем неприятии этого документа. Бен-Гурион так формулировал политику сионистского движения: «Мы будем оказывать помощь Британии в войне так, как будто нет «Белой книги», и бороться против Белой книги, как будто нет войны».
Но и в самой Британии «Книга» вызвала резкую критику, как со стороны оппозиции, так и правящей партии. Среди наиболее известных противников «Белой книги» были бывший Верховный комиссар Палестины Герберт Самуэль и Уинстон Черчилль.
Но и Арабов «Белая книга» не устроила. Они считали, что она не идет достаточно далеко, и начали широкую кампанию насилия против ишува. Борьба была жесткой, бескомпромиссной.
В декабре 1943 г. руководителем «Иргуна» становится Менахем Бегин, и в этом качестве он провозгласил восстание против английского мандата, начав нападения и террористические акции против английских войск и учреждений. Англичане назначили за его голову награду в 10 тыс. фунтов (30 тыс. долларов).
Впоследствии, в одном из интервью на замечание, что он, как и Арафат, является террористом, Бегин ответил: «Я террорист, а он — бандит!»

Гостиница «Царь Давид» после взрыва

Эйтан Ливни после начала восстания «Иргуна» в 1944 году становится членом оперативного штаба еврейского движения сопротивления. Он был назначен директором по проведению операций.
Действия «Иргуна» стали большой головной болью для британцев — Ливни планировал операции основательно, делая упор на одновременные атаки по всей Палестине. Операции так и назывались — «Ночь аэропортов», «Ночь мостов», диверсионная операция против британских железных дорог — «Ночь поездов»
4 апреля 1946 года Ливни был арестован. Во время британской карательной операции «Агата» (в русскоязычной литературе принято название «Чёрная Суббота») было арестовано около 2700 человек, среди них будущий премьер-министр Израиля Моше Шарет. Были произведены аресты в Иерусалиме, Тель-Авиве, Хайфе и в ряде других населенных пунктах. Информация об общем количестве британских сил в разных источниках разнится, называют то 10000, то 17000 или 25000 тысяч солдат.
Были обнаружены тайники с оружием. За денежное вознаграждение предатели выдали британцам тайники с оружием. Только в кибуце Ягур, войска обнаружили более 300 винтовок, большое количество минометов, более 400 тысяч патронов, около 5000 гранат и 78 револьверов. Оружие конфисковали, а жители Ягур были арестованы.
Британцы хотели карательной операцией прекратить дальнейшие атаки против британских войск и должностных лиц, но не только. По сведениям историка Терстона Кларка, британское правительство опасалось, что лидеры ишува решат в одностороннем порядке провозгласить еврейское государство, и потому еще одной целью операции было противодействие такой возможности.

Арестованные лидеры Ишува в Латруне, после операции «Агата». Слева направо: Дэвид Ремез, Моше Шарет (первый министр иностранных дел и второй премьер-министр Израиля), Ицхак Гринбойм (первый Министр Внутренних Дел Израиля), Дов Йосеф (в период Войны за Независимость военный губернатор Иерусалима), г-н Шенкарский, Дэвид Акоэн, Иссер Харель (руководитель служб разведки и безопасности Израиля с 1948 по 1963 годы — возглавлял «Моссад» и контрразведку «Шин-Бет» Израиля)…

 

В итоге операции «Агата» «Хагана» и «Пальмах» отказались от продолжения вооруженной борьбы с британцами, но «Лехи» и «Иргун» во главе с будущим премьер-министром Менахемом Бегиным продолжили и даже усилили свои атаки. В частности, «Иргун» ответили на операцию «Агата» взрывом южного крыла отеля «Кинг Дэвид», штаб-квартиры британского правительства в Палестине.
Пока шла операция, Эйтан Ливни ожидал суда. Приговор был суровым — 15 лет тюремного заключения, но все пошло не по британскому плану — он был освобожден операцией «Эцеля» в 1947 году, организовавшего массовый побег из тюрьмы в Акко.
В качестве тюрьмы во времена британского мандата использовалась старая крепость, построенная еще крестоносцами – мощные стены, рвы, побега не ожидал никто. 19 апреля, четыре члена Эцеля: Дов Грюнер, Йехиэль Дреснер, Мордехай Алькахи и Элиэзер Кашани, взятые в плен британской шестой воздушно-десантной дивизией, были повешены в тюрьме в Акко. Заключенные, члены Лехи и Эцеля, решили бежать. Им удалось установить связь со штабом Эцеля и предложить план побега. Дов Коэн, подпольная кличка «Шимшон», был назначен командиром операции.
Разведка «Эцеля» нашла слабое место в цитадели: южная стена справа над турецкой баней. Из тайно переправленного в тюрьму тринитротолуола, были изготовлены 30 ручных гранат и, для пробивания дыры в стенах тюрьмы, две бомбы, каждая весом в один килограмм.
Был куплен грузовик, джип, два военных пикапа и гражданские автомобили, в которых бойцы «Эцеля» ехали в английской военной форме, а для беглецов был подготовлен комплект гражданской одежды.
Прорыв произвели в необычный день – в воскресенье, 4 мая 1947, когда Генеральная Ассамблея ООН собралась для обсуждения вопроса о Палестине.

Тюремная стена после взрыва

В 14:00 сапёрный отряд «Эцеля» под командой Дова Саломона и Иегуды Апириона подошёл к турецкой бане. Сапёры были замаскированы под телефонных техников и несли лестницы, тол, канаты и другое необходимое оборудование. Тем временем, другие бойцы Эцел заняли позиции по всей тюрьме, замаскированные под британских военных конвоиров.
В 16:22 мощный взрыв, потряс тюрьму. Один из заключенных, Михаэль Эшбаль, взорвал решетку в коридоре, в это же время другая группа заключенных задерживала британских тюремщиков ручными гранатами и подожженными баррикадами.
При отходе Дов Коэн и двое других бойцов из «Эцеля» были убиты, еще пять бойцов и также восемь беглецов были захвачены англичанами. 28 заключенных — членов Лехи и «Эцель» и 182 арабских заключенных смогли скрыться.

 

Еврейское агентство назвало побег «безответственным самоубийственным актом», а командир Эцеля Менахем Бегин приветствовал его как акт героизма.

Трое из пяти схваченных участников операции были приговорены к смертной казни. В ответ на это «Эцель» похитил двух британских сержантов, Клиффорда Мартина и Мервина Пейса, и предъявил британцам ультиматум: если британцы не отменят смертные приговоры, сержанты будут повешены. Когда англичане отказались менять решение, и члены «Эцеля» были казнены, сержантов повесили.

Памятник в честь побега на набережной Акко

Побег из тюрьмы, так же, как и другие операции произвели сильное моральное воздействие на ишув и повлияли на решение об основании Государства Израиля. Этот побег серьезно повредил британскому престижу, что, в конечно счете, ускорило создание Специального комитета Организации Объединенных Наций по Палестине.

А пока «Эцель» поручил Ливни организовать акции против британских объектов в Европе.
Но почему Британия с таким бульдожьим упорством цеплялась за этот небольшой клочок земли?
Война закончилась, Империя, над которой никогда не заходило солнце, разваливалась на глазах. Безусловно, Британия была державой-победительницей, но победительницей с ужасающими для нее результатами. Только американский заем в 3,5 млрд. долларов спас ее от банкротства (кстати, последний платёж по этому займу был проведён лишь в 2006 году). Страну всегда выручали колонии, но и там резко усилилось антиколониальное движение.
Особенностью этого антиколониализма было то, что СССР и США, уже находившиеся в состоянии холодной войны, в этом вопросе оказались на одной стороне баррикад. СССР вообще всегда и везде боролся с Западом, а США не соглашались принять английское видение мира, им нужна была свобода торговли и инвестиций везде, а желаемые территории находились под английским протекторатом. Еще Рузвельт в свое время давил на Черчилля, требуя отказа от «имперских преференций» – то есть продвигал идею, что «мир открыт», и американские кампании должны оперировать в британских колониях свободно. Вот и получилось, что в 1948 году Империю подрывали, как ни странно, скорее американцы, чем русские.
Британская Империя трещала по швам. Лейбористское правительство во главе с Клементом Эттли предпочитало мирный уход из колоний. Но, собственно, на ни на что другое после тяжелейшей войны она уже была неспособна. Максимум, к чему стремились британцы – это передать власть стабильным некоммунистическим правительствам.
Мирно «ушла» жемчужина короны – Индия, но вот Суэц, с ним британцы расстаться не хотели никак. Надеяться (и правильно) на лояльность Египта не приходилось, но вот создание в Палестине марионеточного арабского режима могло дать военные базы, столь необходимые для удержания контроля над каналом.
Но время Британского мандата истекло. 15 мая 1948 года после провозглашения независимости Израиля, Ливни возвращается в Израиль, чтобы принять участие в Войне за независимость, и становится командиром 57-го батальона бригады «Гивати».
15 мая произошло еще одно знаменательное событие — Эйтан Ливни и Сара Розенберг вступили в брак, их семья стала самой первой семьей в провозглашённом государстве.
Героический период жизни Эйтана Ливни завершился.
После образования Государства Израиль Ливни занялся предпринимательской деятельностью, трижды избирался в Кнессет. Он умер 27 декабря 1991 года. По его просьбе на надгробии была выгравирована эмблема «Иргун».
Из несостоявшегося диалога:
— Госпожа Ливни, скажите, как Ваш отец оценил бы вашу политическую деятельность, Вашу политическую платформу?
— Я дочь своего отца, я думаю, что он бы мог мной гордиться…
— Будем надеяться… Увидим…

Эмблема «Иргун»

 

Бeйтaр —
Из прaхa и пeплa
Из пoтa и крoви
Пoднимeтся плeмя
Вeликoe, гoрдoe плeмя;
Пoднимутся в силe и слaвe
Йoдeфeт, Maссaдa, Бeйтaр.

Вeличиe —
Пoмни, eврeй,
Tы цaрь, ты пoтoмoк цaрeй
Koрoнa Дaвидa
С рoждeнья дaнa.
И вспoмни кoрoны сияньe
В бeдe, нищeтe
И в изгнaньи.

Вoсстaнь
Прoтив жaлкoй
Срeды прoзябaнья!
Зaжги нeгaсимoe
Плaмя вoсстaнья,
Moлчaниe — трусoсть и грязь.
Вoсстaнь!
Душoю и крoвью
Tы — князь!

И выбeри:
Смeрть иль пoбeдный удaр —
Йoдeфeт, Maссaдa, Бeйтaр

Владимир Янкелевич

Jews.by/ Еврейские новости

Вам понравится

Пока нет комментариев...

Будь первым!

Ответить:

Gravatar Image

Пожалуйста Войдите для комментирования.