Израиль. Эмиграция как квест, часть 2. Новые правила

фото. Израиль.  Эмиграция как квест, часть 2. Новые правила

Во второй части читайте, каким советам можно доверять и с каким настроем нужно ехать.

Правила меняются — это надо запомнить. Любую информацию стоит перепроверить: еще три года назад внутренний израильский паспорт, теудат зеут, давали новеньким эмигрантам не в аэропорту сразу по прилету, как сейчас, а через две недели — в министерстве внутренних дел.

А пять лет назад надо было получать разрешение на выезд, если вы хотели даже ненадолго выехать из Израиля в первые три месяца после алии. А двадцать лет назад отъезд в первые пять лет после эмиграции грозил огромными штрафами. Поэтому вся информация в сети настолько противоречива, а на двух евреев будет пять мнений и при этом ни одного полностью верного. С этой точки зрения вы будете практически первопроходцами, спрашивать мнения опытных эмигрантов по любому из вопросов бессмысленно и вредно: вам немедленно расскажут и про штрафы, и про разрешение на выезд. Вас может интересовать лишь опыт таких же новичков, как и вы, которые находятся лишь на шаг или два впереди вас: только у них может быть актуальная информация, но и ту стоит проверить еще раз.

Опытные эмигранты, алия девяностых, расскажут вам, что работы нет, что к «русским» относятся хуже некуда. Что особенно нет работы без языка, а выучить язык невыносимо трудно, потому что в ульпанах преподают отвратительно и черт знает кто. Что о профессии можно забыть и вы будете никто и ничто. Что без опыта работы в Израиле вам даже не доверят переворачивать старушек в хосписе. И мое любимое: «Не берите никаких лишних вещей и техники, приедете в Израиль и купите лучше, современнее и такое, как сейчас носят!» Притом что обычный поход по магазинам покажет вам, что в Израиле, по сравнению с Москвой, все гораздо дороже, а выбор этого всего — на порядок меньше. Так что, если у вас есть хорошая техника, одежда, дорогие детские игрушки, любимые велосипеды и прочее ценное и удобное, то везти это стоит. Впрочем, как я уже говорила, правила меняются, и любую информацию стоит перепроверять. Эту — тоже.

Сложно пересказать, какое количество сочувствия и ужасных историй на меня выливали опытные эмигранты, услышав о моей профессии журналиста. Нет в Израиле категории более несчастной, презираемой, нищей, голодной и при этом многочисленной, чем русскоязычный журналист! И это правда.

Но стоит сделать чуть шаг в сторону, как оказывается, что работы много, я сейчас отказываюсь от восьмидесяти процентов предлагаемого мне, выбираю самое перспективное и интересное. Большинство моих друзей-журналистов нашли свою первую работу еще до того, как выучили иврит.

Несколько вариантов заработка журналистов из моего ближайшего окружения: писать научно-популярные книги и учебники — на подобные русскоязычные книги есть спрос как в Израиле, так и в России, готовить тексты — пресс-релизы, рекламу, информационные письма — для русскоязычных клиентов и пользователей в крупных международных компаниях.

Переводить программы и сайты на русский и английский для маленьких IT-стартапов. И это не считая тех, кто продолжает писать для российской прессы, и тех, кто начал зарабатывать на своем хобби, которое до переезда не рассматривал в качестве источника заработка. Например, моя бывшая коллега сейчас работает иллюстратором детских книг и игр, а другая приятельница открыла успешную школу танцев. Работы, в том числе и для журналистов, много, разной! И это тоже правда.

Собственно, только ваш настрой и окружение сделают ту или иную правду вашей личной правдой. Я знаю немало историй, когда люди оставили все мысли об эмиграции только потому, что им кто-то очень авторитетно сказал, что для этого нужно быть галахическим евреем.

Я знаю девушку, опытного адвоката, которую знакомые настолько запугали рассказами о сложности и дороговизне подтверждения диплома в Израиле, что она даже не попробовала и сейчас работает кассиром в супермаркете. И знаю экономиста, который подтвердил все свои дипломы еще до окончания ульпана.

Моя подруга, которая вышла замуж за израильтянина, ни разу до этого не побывав в стране, через месяц после переезда организовала компанию, занимающуюся консалтингом и обучением работе на фондовой бирже, а через год уже зарабатывала столько же, сколько ее муж-программист, выросший в Израиле. Впрочем, это правило — спрашивать у тех, кто смог, а не у тех, кто нет, — актуально для любой сферы жизни.

В любом случае, каждый зарабатывает свой опыт самостоятельно. Мой будет не похож ни на один предыдущий. Ваш — тоже. Но, по моим наблюдениям, оптимистичный и наивный взгляд в будущее принесет несколько больше дивидендов.

Знаете, это как искать ключи в большой сумке: если вы точно, стопроцентно знаете, что они там есть, то найдете, даже если они давным-давно провалились за подкладку. А если практически уверены, что потеряли их где-то еще, то не найдете, даже если они будут лежать на самом верху. Оптимизм помогает продолжать действовать, а деятельность — это же в общем основа успеха где угодно. А еще язык и хорошее место для жизни. Впрочем, это уже тема для отдельного выпуска.

источник сноб

ЧАСТЬ 1

Продолжение следует.

фото ТАСС

Все об иммиграции в Израиль

Вам понравится

Пока нет комментариев...

Будь первым!

Ответить:

Gravatar Image

Пожалуйста Войдите для комментирования.